The Corn Poppy, c.1919
Oil on canvas
The Museum of Fine Arts, Houston, USA

It was in Paris in the first decade of the twentieth century that van Dongen developed his characteristic style. His vivid color contrasts, heavy brushwork, and simplified forms identified his work as Fauvist. His professional associations also allied him with the artistic avant-garde; dealer Félix Fénéon promoted his work, and van Dongen also exhibited with Daniel-Henry Kahnweiler. The Parisian demi-monde and its cafés, dance halls, and prostitutes were regular subjects for the artist. These scenes often depicted women in overtly sexual poses.

 

kees.van.dongen-La-Parisienne-de-Montmartre
‘La Parisienne de Montmartre’,
1911
peinture sur toile, 65 x 54 cm,
musée des Beaux-Arts André Malraux, Le Havre

kees.van.dongen-Femme-au-Chapeau-vert
Femme au Chapeau vert,
1907,
peinture sur toile,
91,5 x 72,5 cm,
Fondation Socindec, Vaduz.


La Dame au chapeau noir
1908
Oil on canvas
39 3/8 x 32 1/8 inches
(100 x 81.5 cm)
The State Hermitage Museum, St. Petersburg

kees.van.dongen-1

kees-van-dongen-Woman-before-a-mirror

1908 Woman before a mirror

kees-van-dongen-bridgitte-bardot
Brigitte Bardot, 1954

[further reading]

http://en.wikipedia.org/wiki/Kees_van_Dongen
http://www.moma.org/collection/details.php?artist_id=6077
http://community.livejournal.com/hermitage_spb/4514.html

 


Юная девушка из крохотного литовского города Висагинас, Алина Орлова взяла Москву без боя – если полгода назад ее музыку скромно рекомендовали поклонникам Регины Спектор, то после сенсационного аншлага в «Апельсине» всем стало понятно, что Алина даёт американской эмигрантке сто очков вперёд, и не только в плане харизмы.
Вообще, всё, что делает Орлова абсолютно не укладывается в привычные для независимой музыки схемы, ее творчество это красиво сплетённый клубок противоречий: она носит одежду из секонд-хэнда, при этом снимается для Vogue и выступает на закрытии «Кинотавра»; ее можно увидеть то на крупных европейских опэн-эйрах, то в странных швейцарских сквотах то в костёлах, то на митингах в защиту Тибета. И каждый свой концерт она выжимает себя на полную, без остатка.

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151026 45083 alina orlova 032 122 923lo

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151026 45080 alina orlova 030 122 63lo

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151026 45072 alina orlova 025 122 849lo

[почитать]
http://community.livejournal.com/alina_orlova/
http://en.wikipedia.org/wiki/Alina_Orlova

[посмотреть]
http://www.youtube.com/results?search_query=alina+orlova&search_type=&aq=f
http://public.fotki.com/mimu/

[послушать]
http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=864977
http://torrents.ru/forum/viewtopic.php?t=962408

“Милый мой, хороший, догадайся сам!» – эта сакраментальная теперь уже фраза стала буквально лейтмотивом межполовых отношений. О чем он должен догадаться? Почему он должен догадываться? Наконец, самое главное: как он вообще может догадаться, если женщина по самой природе своей есть сплошное междустрочие, полунамек, причем на полуслове, а также великий конспиратор, разведчик и еще, наверное, для полноты картины – диверсант!”

“3 ошибки родителей. Конфликты и комплексы”

В норме отцовскими чувствами к дочери руководит уважение к ее юности и невинности. Если он сексуально счастлив с женой, его привязанность к дочери свободна от бессознательной сексуальной вины. Но в сексуально несчастной семье девочка невольно становится объектом, на который отец проецирует свое неисполненное сексуальное влечение, а мать — сексуальную вину. Мать начинает видеть в дочери проститутку, а отец — принцессу.
Александр Лоуэн

стр.82

Иерархический инстинкт — это сила, которая показывает нам наш «низ» и толкает нас на то, чтобы мы достигли грезящийся впереди «верх».

Противостоять другим — значит не видеть и не ценить самого себя. Потребность в противостоянии другим свидетельствует лишь о том, что ты не чувствуешь себя достаточно сильным и состоятельным. А коли так, то это противостояние и вовсе — совершенное безумие! Зачем противостоять кому-то или чему-то, если понятно, что сама эта твоя потребность в противостоянии свидетельствует о том, что ты не чувствуешь себя победителем, а потому, соответственно, не имеешь и шанса на выигрыш.

стр.82

Самое важное в нашей жизни — научиться получать удовольствие, предоставляя другим возможность само реализоваться, достичь в избранных ими сферах «высшего» результата. Именно такое отношение к другим людям способно, во-первых, принести нам действительную, ощутимую пользу, а во-вторых, станет тем поступком, который не занизит, но напротив, повысит нашу самооценку. Вступая в борьбу за лидерство, мы, напротив, обрекаем себя на чувство неудовлетворенности. Вот почему мы должны бояться как огня не поражения, но борьбы.

стр.84

В семимесячном возрасте, впрочем, случается нечто непредвиденное. Умственное развитие ребенка достигает такого уровня, что он начинает отличать «чужих», «третьих лишних». Весь мир делится на две части — с одной стороны, ребенок и его мать, с другой стороны, «чужие». Появление «чужих», к числу которых могут относиться и родной отец, и бабушки, и кто угодно еще, рождает в ребенке сильную тревогу. Даже если они не делают ему ничего плохого, они пугают его уже тем, что они — не мама. Они «неизвестны», и этого вполне достаточно, чтобы испугаться. Второй раз в своей жизни ребенок отчетливо ощущает, сколь важна для него мать, ведь у него появляется новая угроза («чужие»), соответственно, потребность в чувстве защищенности увеличивается.
В многочисленных научных исследованиях было показано, что чувства уверенности и защищенности малыша напрямую зависят от по ведения и состояния его матери в этот пери од — конец первого года жизни, начало второго. И здесь необычайно важны две «мелочи»: как мать ведет себя в отношении «чужих» и как она ведет себя в этот момент со своим ребенком

стр.12

Вся эта ложь — гигантская, всеобъемлющая, всепро никающая, на которой стоит любая семья, все это мерз кое манипулирование открылось нам во время этой экс курсии на Олимп, экскурсии под названием «наказание». Мы поняли, что нас наказывают не потому, что это «нам нужно», не потому, что этого требуют какие-то «прави ла», не потому, наконец, что это «само по себе важно», а просто потому, что идет некая неизвестная нам игра, в которой мы выполняем какую-то пока совершенно непо нятную роль.

Почувствовав себя марионеткой в играх взрослых, наших родителей и их родителей и еще теть, дядь, братьев, сестер и черта в ступе, мы поняли, что наша беззащитность — вещь абсолютная и неизбежная, надо лавировать, надо защищаться…

стр.23

Мальчикам, как известно, нельзя плакать, девочкам — вести себя агрессивно.
В действительности же мужчины чувствительнее не менее женщин, более того, отличаются ранимостью и памятливостью. Женщины же, вопреки господствующим стереотипам, разумные и рациональные существа, куда более приспособленные к жизни. В результате этой социальной лжи женщины принуждены молчать и терпеть, а мужчины — скрывать свои чувства и мучиться от своей нелегкой «мужской доли».

стр.25

Любовь, которую ты «заслужил», оставляет горький осадок предположения, что ты значим для объекта любви не сам по себе, а возможностью доставить удовольствие, быть полезным. В конце концов, может, ты вовсе и не любим, тебя просто используют.
Эрих Фромм

стр.29

Например, от мальчика могут требовать послушания («Если папа сказал, значит, так и надо делать!») и самостоятельности («Где твоя ответственность — ты все должен делать сам!»), что иногда не так-то просто сочетать. Можно, конечно, быть послушным и исполнительным, но в этом случае трудно отвечать за свой поступок, да и проявить самостоятельность не представляется возможным. Что делать? Что в этом случае — «правильно», с точки зрения родителей, а что — «неправильно»? Ответить на этот вопрос, мягко говоря, проблематично! А на кону — любовь родителей, и это уже не шутки!
От девочки же ждут, что она, например, будет одновременно и рассудительной («Ты должна это понимать, ты же девочка!»), и чувственной («Ты ведешь себя, как мальчик! Ты же — девочка, ты должна быть мягче!»). Но что ей делать, если ее рассудительность не предполагает «мягкости» в том или ином вопросе? Что предпочесть? Что родители посчитают правильным в данном случае? И не лишится ли она их любви, если ошибется в выборе? Архисложная задача для детской психики, доложу я вам! Если же учесть, что под вопросом оказывается самое важное в жизни ребенка — любовь и благосклонность родителей, то понятно, что напряжение здесь титаническое.

стр.38

—————————————

5 великих тайн МУЖЧИНЫ и ЖЕНЩИНЫ

мы слишком недооцени ваем мужскую чувствительность и слишком переоцениваем чувствительность женщин. В результате же страдают и те и другие – одни неспособны свои чувства выражать, по скольку «это не принято», а другие настолько заигрыва ются (поскольку «так принято»), что страдают уже от своей игры.

cтр.13

Если же говорить прямо, то всякий раз, когда женщина закатывает мужчине скандал, демонстрирует ему не довольство его поведением, его состоянием, им самим, един ственное, что сразу и безапелляционно приходит ему в голову – это пойти изменитьей, этой женщине, с другой женщиной. Есть, впрочем, и суррогатный вариант измены, характерный для тех случаев, когда у мужчины серьезные проблемы с самооценкой, который выражается хорошо известной формулой: «Пойду напьюсь!»

cтр.21

Для того чтобы стать по настоящему мужественным, мужчине при возникновении трудностей не следует искать виноватых в своих несчастьях, ему необходимо … наступать на собствен ное самолюбие, смотреть на самого себя и думать: «Что я сделал неправильно?»

cтр.22

если мужчина (а он и сам является условием жизни женщины) не создал условий, которые бы позволили женщине проявить себя так, как ему бы того хотелось, она проявит те, которые будут ему же и адекватны. Она продемонстрирует мужчине его отражение, она выявит все его пороки, слабости и недостатки, она будет тем, в ком он узнает свое подлинное лицо.

cтр.23

Женщина, не заин тересованная в рассуждениях, куда более заинтересована в действиях, в событиях, в том, что происходит в действи тельности. Ее слова – это только способ действия, они не преследуют цели называть, обозначать, картировать действительность. Они – способ коммуникации, средство взаимодействия, в них нет никакой специальной самоценности. В случае мужчины слова, напротив, священная корова; здесь действует формула: «Слово вылетело – не поймаешь». Мужчина, в отличие от женщины, занимается постоянным приведением слов в соответствие с действительностью, сама действительность интересует его только постольку поскольку, главное. – это порядок называния, строгость высказывания, чтобы не было никаких двусмысленностей, чтобы не было неопределенности.

cтр.26

Заботиться о другом человеке – это не обязанность и не наказание, как мы обычно думаем, а большая удача, это способ спасти самих себя от разрушительной силы нашей собственной агрессивности!

cтр.40

Мужчину интересует только результат, свершенное событие, а женщина принадлежит тому, что происходит, тому, что находится в движении. Это разли чие кажется несущественным, но лишь до тех пор, пока мы не задаемся вопросом: «Почему решения всегда принимает муж чина?»

cтр.59

Вы знаете, какого решения вы ждете от мужчины. Не держите его за деспота, мужчины на самом деле существа чувствительные и добросердечные, а потому они с радостью пойдут на то, чтобы принять выгодное для вас решение. Но случится это только в том случае, если им будет приятно это для вас сделать, последнее же в полной мере зависит только от вас.
Помните, что мужчина принимает свое решение по совокупности факторов, а потому сделанная сегодня глупость* аукнется, когда бы вам совсем этого не хотелось, возможно, лет через десять. Тогда вам покажется, что мужчины злопамятны – это не так, они просто все хорошо помнят. Если же вы до конца хотите быть радикальными феминистками, то, право, оставьте мужчин вообще в покое, не надо ни себя, ни их драматизировать. Это будет, по крайней мере, честно.

cтр.65

а вот женщины занялись тем, чем они занялись, – они попытались стать мужчинами, а это привело к тому, что мужчине, дабы быть мужчиной, надо быть вдвое мужественнее того, что полагается на одного нормального «настоящего» мужчину

стр.66

И хуже нет, когда женщина так характеризует своего партнера: «Человек он, конечно, хороший, но не орел…»

cтр.72

Мужчина оказался между молотом и наковальней: с одной стороны, его одолевает сексуальная потребность (в ситуации «любви», жестко связанной с конкретной женщиной); с дру гой стороны, он (в нашем «цивилизованном обществе») вы нужден испрашивать у этой женщины разрешение на право ею обладать. Ситуация дурацкая – чем сильнее он хочет, тем большим просителем оказывается. А роль просителя – это отнюдь не мужская роль, это роль, демонстрирующая зависи мость и подчиненность. В результате оказывается, что сексу альность мужчины делает его не мужественным, чего следова ло бы от нее ожидать, а, напротив, антимужественным.

cтр.81

«Она не ищет конфликта, как может показаться несведущим субъектам, она ищет мужественности, но другого способа, кроме нападения, каприза, провокации, она в своем распоряжении не имеет.»

cтр.83

Природа отказала женщине в физической силе, ограничила ее сексуальные возможности, поэтому женщина в совершенстве овладела искусством психологического насилия, опередив в этом мужчину. Снижение роли физической силы в современном мире пропорронально успеху, которого добиваются женщины в войне полов. Мужчин, оскорбленных и униженных женщинами – матерями, женами, дочерьми, – гораздо больше, чем женщин, подвергшихся физическому насилию со стороны мужчин.
Адольф Гуггенбюль Крейг

cтр.86

Женщины, дорогие, если вы хотите, чтобы ваши мужчины были сильными, мужественными, надежными, вам придется приложить к этому свою руку, но совсем не так, как вы это обычно делаете, т. е. без «наездов», бессмысленных, не озвученных ожиданий и неисчислимых намеков и подтекстов (мужчины все равно всего этого не поймут). Дайте мужчине почувствовать его силу, помогите ему самостоятельно принять решение, взять на себя ответственность, но исподволь, так, чтобы он не заметил. Вы же умеете, не мне вам рассказывать.
Теперь я обращаюсь к своим «братьям по разуму»: мужчины, помните, если женщина раздражается, если предъявляет к вам какие то претензии, печалится, как вам кажется, без веской на то причины, или надувается, словно грозовая туча, не спешите думать, что это проявление ее «личностных качеств» или ее «характера». Такую возможность, конечно, тоже нельзя полностью исключать, но скорее всего вы имеете дело с последствиями недостатка проявлений вашей собственной мужественности. Помните, что женщину нужно беречь не так, как наши солдатики вечный огонь берегут, а так, чтобы женщина эту вашу заботу, это ваше попечительство чувствовала. Вы – тот человек, который принимает в ее жизни решения, а это очень и очень многое значит.

cтр.88

интересно, что тенденция к собирательству по разному проявляется у мужчин и женщин. Для мужчины – это всегда некая финансово значимая афера, для женщин же – афера эстетически значимая. Мужчина таким образом вступает в конкуренцию с другим мужчиной за право обладать женщиной. Женщина же конкурирует с другой женщиной за внимание мужчины. Поэтому если вам демонстрируют свою коллекцию, то помните: это, как правило, проявление или кон куренции, в случае однополого взаимодействия, или высочайше го доверия и готовности к про должению отношении, в случае разнополого контакта. Делайте выводы!

cтр.99

Секс большого города с доктором Курпатовым

“И давайте не будем пытаться быть умнее друг друга. Это вечное соревнование – кто там голова, а кто шея – это какое-то безумное бессмысленное занятие!”

стр.17

В женщинах есть загадка – от природы, не надо усердствовать и чего-то там додумывать, прятать, шкерить! Помогайте мужчине разгадывать эту загадку – природу ваших чувств, ход ваших мыслей… И мужчина, поверьте, будет идти по этой нити Ариадны свю свою сознательную жизнь. Книгу интересно читать, а если она запечатана на двадцать пять каких-то нелепых замков, это скучно.

стр.17

Все дело в чем?… Женщины обмениваются эмоциями во время свих “журчаний”. Не информацией, не мыслями, не знаниями, а эмоциями. И во время беседы эта не информация между женщинами циркулирует, это эмоции в них бродят…А мужчина – нет. Он не для того общается. У него по делу все разговоры ну или на крайний случай – “за жизнь”. Должен быть результат, продукт.

стр.14

Мужчины не толстокожие. Это великое заблуждение! Они прекрасно считывают женские “сигналы”! Прекрасно! Другое дело, что большинство мужчин не могут правильно интерпретировать эти “сигналы”. Но женщина, не видя немедленно ожидаемых встречных восторгов, будет думать, что он – этот мужчина – чурбан, который ничего не понял и, видимо, не мог это сделать в принципе. А он всю эту пьесу, разыгрываемую у него на глазах, истолковывает тем временем по-своему.

стр.23

Не надо пытаться показать ему лучшие свои грани. Твоя лучшая грань – это то, что ты его чувствуешь и понимаешь, а его радость – твоя радость. И ради всего святого, только не через силу: “Черт, я же иду на футбол! Уму не постижимо! Когда же он оценит мой подвиг?!”

стр. 58

Причем, знаешь, важно даже не то, что она там не выполняла его просьбы. В конце концов, почему бы и ему не пойти навстречу? Просто ведь это тоже своего рода проверка. И мужчины женщин проверяют, причем с пристрастием. Если отмахнулась от моей просьбы, если проигнорировала мое пожелание, если не придала значение моим словам – то что тогда я для нее значу? Чего значат ее заверения в любви? Да ничего не значат, и любви никакой нет!

стр.50

Помнишь, в начале нашего разговора я цитировал И.М. Сеченова: “Мужчина любит в женщине свое наслаждение”. Так вот, я бы добавил к словам “дедушки русской физиологии”: а женщина любит в мужчине свое чувство.

стр.48

Поверь мне, мужчин абсолютно не интересует, что женщины думают друг о друге. Абсолютно! Им вся эта “гинекология”, как говорит один известный продюсер, только отравляет жизнь.

стр.37

Мои хорошие знакомые – врачи, работающие в хосписе рассказывали мне о своих пациентах. Что вот в таком состоянии люди весьма и весьма преклонного возраста, знающие, что скоро умрут, очень хотят любить – и в психологическом, и в физическом смысле. И да – они живут сексуальной жизнью. Да! И не смотри так на меняю Это не печально и не трагично, это жизнеутверждающе. Правда! На пороге смерти понимаешь, что такое жизнь, как все в ней важно, все – кроме чужого злорадного мненияю И тебе уже наплевать на это мнение, ты просто хочешь жить – любить, радоваться! Но неужели надо вот до такого дойти.ю чтобы понять это?!

стр.35

На самом деле у мужчин самые разные запросы в отношении женской внешностию Здесь, во-первых, огромную роль играет индивидуальная фиксация, которая формируется у мужчины в вда этапа – в3-4 года и затем в 13-14. То есть в пору осознания своей принадлежности к мужскому полу и в пору пуберата. И менно в этот период случайное совпадение внешних стимулов и внутреннего первичного сексуального возбуждения молодого человека создают гремучую смесь под названием “сексуальная фиксация”.

стр.29

А вот мужчской журнал – как они смотрят, сколько в них напряжения, сколько внутреннего “изгиба”, сколько пластики! “В женщине должен быть изгиб!” – цитата по Федору Михайловичу. Высказывание Достоевского о роковой Грушеньке из “Братьев Карамазовых”. Понимаешь, мужчины смотрять на линии…

стр.28

Женщина же любит две вещи: вообразить себе секс любимого мужчины с другой, который случится когда-нибудь потом, после того как он ее “бросит прозябать, доживать годы – одинокую и печальную” (есть в этом для нее что-то предельно чувственное и трагическое), и второе, разумеется: посочувствоват самой себе, без этого никак нельзя.

стр. 63

Мужчина вряд ли будет стараться для тебя, если ты будешь видеть в нем «потенциального
миллионера», а не Васю Теркина – чудного и замечательного. Порыв зарабатывать на тебя, на вашу
семью у него может возникнуть только в одном случае – если ты его любишь страстно и нежно.

стр.66

Поэтому важно, чтобы у человека, с которым и встречаешься, был уровень притязаний, идентичны твоему, чтобы вы находились с ним в одном «коридоре». … Но распознать потенциальные возможности мужчины реально, только если ты находишься с ним в
искреннем, доверительном контакте. А это в свою очередь возможно лишь при условии, что ты не запариваешься на тему: «Как же мало он зарабатывает! Ох как мало! О-о-о… разве можно так мало зарабатывать? Ужас-ужас!»

стр.65

Мужчины же обычно
подстраиваются под женщину.
– Не знала!
– А как же: меньше мороки. Вообще я тебе вот что скажу… Есть поступки, а есть мотивации, причины этих поступков. Я думаю, что одно нужно видеть, а другое нужно уметь понимать. Знаешь, мне частенько приходилось сталкиваться с такими ситуациями. Женщина говорит: «Я не
чувствую в нем мужчину! Им можно крутить как хочешь, разве это мужчина?» Беседую с мужчиной, и оказывается, что ему все эти «крутить» не нравятся жутко, устало он от этого. «Но что мне делать? – говорит. – Я же понимаю, что она не может иначе. Ну и надо мириться с этим…» «Любишь?» –
спрашиваю. «Конечно», – уверенно говорит он. И вот для меня, например, в такой ситуации абсолютно очевидно, что «слабость» его поступков – на
самом деле «сила» его мотиваций. Сила его любви, его сила как личности, как человека, как мужчины позволяет ему терпеть, переступать через себя, мириться с этими женскими примочками. Но это именно сила, а не слабость!
А женщина этого не видит. Она смотрит на его поступки и думает: «Слабак!» Злится и еще сильнее на него давит, еще больнее его ранит, а он и это терпит. Не сила даже, а силища! А она не видит. Потому что мотивация поступков мужчины ее не интересует.

стр.68

К сожалению, женщины сделали мужчин – в общей их массе – слабыми. Это правда. Женщины в нашем обществе – начальницы. Воспитатели в детском саду – женщины, врачи в детской поликлинике – женщины, учителя в школе – женщины, даже в «детской комнате милиции» и то инспектор – женщина.

стр.68

Причем он также сойдет с ума, если у него длительное время не будет возможности остаться в одиночестве. Я участвовал в подобных научных экспериментах Министерства обороны. Через месяц из шести мужчин, запертых в замкнутом пространстве, кто-нибудь съезжает с катушек, а остальные
близки к сумасшествию.

стр.69

Да, только он предпочтет футбол, или боевик, или Познера, в конце концов. «Поэтому ты, любимая, посиди в гостиной на диване, а я пойду на кухоньку, чтобы тебе не мешать». … Нет. Важно то, что вы оба живете, беспокоясь о том, чтобы ты посмотрела свою мелодраму, а он – свой футбол. Именно беспокоясь!

стр.72

А иногда достаю из гардероба вещи из разряда «никаких» – если предстоит поход в «серпентарий».

стр.80

У мужчины существенно другая история. Он, как правило, может выбирать – с кем ему сейчас общаться: с друзьями или с женщинами. Женщина и согласится, если он предложит, и подождет, если он предпочтет ей мужскую компанию. В общем, такова сложившаяся мировая практика, хотя
это, на мой взгляд, и несправедливо, но что сделать с этим в рамках всей нашей цивилизации – я ума не приложу. В общем, в указанном аспекте у мужчин и у женщин разные мотивации на создание отношений. У
мужчин осознанный выбор, у женщин – судьба. И это, разумеется, не добавляет отношениям приятности.
Второй вектор – это внутриполовая конкуренция, борьба. У мужчин отношения строятся на некоторой героике: «С кем я пойду в разведку?» Такова эволюционная психология – мужчина относится к другому i мужчине как к собрату, от которого зависит вопрос его собственной жизни и
смерти – завалят они вместе мамонта или он их завалит. Чтобы завалить мамонта и самому не завалиться, надо быть уверенным в товарищах по оружию. Инстинкт жизни сильнее инстинкта продолжения рода. Поэтому мужчины, конечно, могут конкурировать за самку, но это вовсе не
отменяет главного – они братья по оружию, и в конце концов, девицей всегда можно пожертвовать.
А женщине такая высокая степень доверия к другим женщинам не нужна. Ну подумай сама, зачем ей в разведку? Что ей разведывать? Где хорошенький мужчин-ка завалялся? Но тут помощницы не нужны, только мешаться будут. Мужниного неприятеля выслеживать? А смысл?.. Если «неприятель»
сильнее мужа, ну так пусть и приходит уже наконец, одолевает окаянного и берет, понимаешь, ее под свое сильное крыло, в свои чудные объятья.
Поэтому если у мужчин механизм выживания – это механизм сотрудничества, то у женщин – механизм конкуренции за мужчину, который приносит с охоты добычу. Иначе ей не выжить и потомство не выкормить, а это важно. Материнский инстинкт – он и половой пересилит, и даже инстинкт сохранения собственной жизни на лопатки уложит. Дело такое…

Между тем мы привыкли к странному образу, привитому нам романтическим веком – отчасти XVIII-м, НО больше, конечно XIX-м: два молодых человека добиваются сердца одной девушки. Все эти дуэли замечательные, когда мужчины стрелялись из-за женщин. Хотя, если разобраться, они-то не
из-за женщин стрелялись, мальчики собственные отношения выясняли. Или уязвленное самолюбие защищали, или свою голову от ветвистых образований, или вообще – кто из них звезда эфира.
Просто повод красивый – женщины…

стр.79

Наконец, если неженатые мужчины действительно в нее не влюбляются (а они еще остались, я лично многих знаю), значит, женщина не дает ощущения, что с ней можно построить семейный очаг, не вызывает чувства надежности (а
измена для мужчины – самое страшное, это показатель, что он – не мужчина).

стр.86

Да и потом, если ты хочешь, чтобы он был сильнее тебя, то это как-то странно – стараться изо всех сил быть сильнее его. Если он сильнее, то ты чувствуешь себя женщиной. Тебе же радостно от этого должно быть. Так? И тут вот эта конкуренция… С чего бы? Не оттого ли, что тебе стыдно быть женщиной, неловко быть чуть слабее.

стр.88

Если женщина проявляет позитивное отношение к положительным поступкам мужчины (не снисходительное, а именно – позитивное) и, напротив, испытывает удивление, когда что-то не так, –
мужчина отреагирует, изменится.

стр.88

Вот ты – человек очень добрый, но этого невидно. Одна только «попрыгунья стрекоза…» – и, понимаешь, мелькает туда-сюда, мелькает. В глазах рябит. А доброта – она у мужчины в шкале женских достоинств на первом месте стоит. Ну и где ты ее показывала последний раз? Забыла? Значит, не нужно стесняться своей мягкости.

стр.87

Taisia.Korotkova-0
«Я использую современные технологии на этапе поиска вдохновения. Всю информацию я получаю дома, сидя за компьютером во всемирной сети. В процессе создания работы я полностью прохожу весь путь живописца – от грунтовки доски до покрытия олифой готового произведения.
Для изображения сложного и кропотливого процесса создания космических кораблей я использую старинную, сложнейшую технологию живописи желтковой темперой на левкасе, так как считаю ее наиболее емкой, способной вместить все тонкости живописного языка, которые мне хотелось бы донести до зрителя.
Я не сомневаюсь в том, что в скором времени вокруг полетов в космос и строительства космических кораблей рассеется туман секретности, граничащей с сакральностью; то, что вызывает восхищение сейчас, «устареет», как и технология моей живописи. Я лишь ускоряю этот процесс в своих работах, пытаюсь взглянуть на все происходящее из будущего, как на события давно минувших дней, как на картины из музея, знакомые с детства»

Taisia.Korotkova-1

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151102 taisia.korotkova 2

 

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151102 taisia.korotkova 3

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151102 taisia.korotkova 4

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151102 taisia.korotkova 5

 

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151102 taisia.korotkova 6

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151102 taisia.korotkova 7

 

Короткова Таисия (1980), выпуск 2003 года

Родилась в Москве. Окончила МСХШ, Институт проблем современного искусства, МГАХИ им. В.И.Сурикова. Член Московского Союза Художников (секция станковой графики) 2004 -2005 г. – стипендиат Министерства Культуры РФ. С 1998 по 2007 год постоянный участник ежегодных молодёжных, московских и российских выставок Союза Художников РФ в ЦДХ и ДХ на Кузнецком Мосту 11.

2008 “Технология”, ММСУ, Москва
2003 фестиваль современного искусства “Арт-Клязьма” , Москва
2003 “Вторая смена”, ИСИ, Москва
2002 выставка, посвященная 125-летию со дня рождения И.В.Жолтовского
(персональная), ЦДА, Москва
2002 “Знак, символ, миф”, галерея “АЗ”, Москва
2001 “Молодые художники России”, ЦДХ, Москва


Ernst Ludwig Kirchner – Artistin Marcella, 1910 Brücke-Museum

Die Brucke was the association of artist expressionists from Dresden, Germany. Their first exhibition was held in 1906.
Die Brucke made use of a technique that was controlled, intentionally unsophisticated and crude, developing a style hallmarked by expressive distortions and emphases. Die Brucke artists often used color similar to the Fauves, and they were also influenced by art form from Africa and Oceania.
Some of the painters in the group sympathized with the revolutionary socialism of the day and drew inspiration from Van Gogh’s ideas on artists’ communities. Die Brucke expressionists believed that their social criticism of the ugliness of modern life could lead to a new and better future.


Ernst Ludwig Kirchner – Forest with Brook


Otto Mueller – Tänzerin mit Schleier, 1903


Отто Мюллер – Две купальщицы, 1921


Emil Nolde – Lake Lucerne, c.1930

further reading:

[EN]
http://en.wikipedia.org/wiki/Die_Brücke
http://www.bruecke-museum.de/english.htm
http://www.huntfor.com/arthistory/c20th/diebrucke.htm

[RU]
http://ec-dejavu.ru/e/Expressionism.html
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1019242
http://www.e-perspektiva.ru/life/pulse/detail/95241/


Self Portrait with Julie (1786)


Self Portrait (1800)


Self-portrait, painted at Florence (1790)

[RU]
http://www.gzt.ru/culture/2008/04/30/063050.html
http://apteka2005.narod.ru/TURIZM/Luvr/Libren.htm
http://www.artsait.ru/art/v/vije/main.htm
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-15626/

[EN]
http://en.wikipedia.org/wiki/Élisabeth-Louise_Vigée-Le_Brun
http://www.batguano.com/Vigeebio.html
http://www.batguano.com/nikolenko.html


Waterlillies [the Clouds]

Monet … grew up in an unsettled nation, rocked by political change and undergoing speedy economic development. By his teenage years in the 1850s the process of industrialization was proceeding rapidly. While encouraging wide-ranging modernization, however, the imperial establishment kept a firm grip on political power: the press was censored, the parliament tightly controlled and the unruly capital virtually taken apart as a monument to Emperor. Paris was the centre of political power, but the economic strength of the country was to be found in the east and the north.


The garden of the Princess, 1867 – Oberlin College, Ohio

In this picture the old city of cramped lanes and sharp divisions between rich and poor has been replaced by public spaces where everyone seems middle-class.

Monet commented on the contrast between his manner of painting the city and that practiced by contemporary English artists: ‘How could the English artists of the nineteenth century have painted houses brick by brick? They painted bricks they couldn’t see; they couldn’t possibly have seen them!’


Meditation, Madame Monet on the sofa – 1871 – Paris, musée d’Orsay

The importance of the dealer as middleman was typical of the ‘get rich quick’ atmosphere of postwar Paris.

The First Exhibition of the Society of Painters, Sculptors and Engravers had been timed to open two weeks before the Salon to ensure plenty of press coverage.

Renoir’s brother Edmond was editing the catalogue, and when he drew Monet’s attention to the monotony of his titles – View of a Village, with variations – Monet is said to have replied, ‘Why don’t you just call them “impression”?’

La gare Saint-Lazare – 1877 – Paris, musée d’Orsay

There was also something in the notion of a ‘seized instant’ that intrigued the public of the 1870s, a period in which rapid change and instability were felt to be omnipresent.

Waterlily Pond and Japanese Bridge at Giverny, Harmony in Rose – 1900 – Musée d’Orsay, Paris

The Water-lilies series to which Monet devoted the last decades of his life was effectively a scheme of public paintings intended as a monumental legacy to France.

Although Monet was a prolific correspondent and over 2,600 of his letters survived, his statements about his work were always calculated for an audience, whether he was attempting to win or borrow money.
Monet emerges from the documentary evidence as a man with a shrewd notion of the value of his work and the importance of good public relations in achieving recognition.

Monet emerges from the documentary evidence as a man with a shrewd notion of the value of his work and the importance of good public relations in achieving recognition.

The Seine at Lavacourt – 1880 – Dallas Museum of Art

Alice [Hoschede] was unconvinced of the merits of such an approach, and when Monet expressed an interest in working from the nude with a professional model she vetoed the idea, declaring ‘If a model comes into the house, I leave it.’

Monet was striving to give the appearance of spontaneity – a snapshot with an eight-month exposure.

The Manneporte(Etreat) – 1883 – Metropolitan Museum of Art, New York

Etreat

The idea that the artist sees differently from, and better than, the rest of us is one which had always been part of the Romantic image of the artist, and by the 1880s it was beginning to replace the idea that the artist should be judged by the technical skill with which the evidence of the making of the picture is concealed.

Haute couture became a major Paris industry during the Second Empire, fuelled by the extravagances of the court and the desire of the new rich to imitate it.

The idea of an ‘impression’ as unique, the posession of a single gifted individual, was an increasingly important element in Monet’s market appeal.

p.172

The new emphasis on pictures as beatiful objects, visible in both Monet and Renoir’s work during the 1880s, needs to be seen in the context of a widespread retreat from politics and public life.

p.175


Cap Martin, near Menton
1884
Museum of Fine Arts, Boston

The sizzling colours, which the painter memorably described as ‘brandy-flame’ and ‘breast of pigeon’, impart a sensation of energy which is enchanced by the excited flurry of brushstrokes that cuts between orange path and ultramarine sea.

p.175


Morning on the Seine near Givenry, 1896

Fuelled by general prosperity and facilitated by improved road and rail links, tourism was moving to more distant areas of the country by the 1880s.

p.181

mannet-etretat-in-the-rain-1886

 

 

 

 

 

 

Etretat in the Rain,
1886
Nasjonal-galleriet, Oslo

The brushwork and colouring of these mid-1880s pictures is far more abrupt nad daring that that of Monet’s earlier seascapes but it did not put off potential purchasers. By this time a certain section of the picture-buying public had actually come to value innovation more highly than tradition, and constant variation was necessary if an artist wished to stay ahead of the pack; the concept of ‘progress’ replaced ‘deviation’. Novelty had become fashionable, and the proliferation of ‘isms’ which became so marked a feature of the art world towards the end of the nineteenth century produced a situation in which a distinct style was saleable in its own right.

In the summer of 1885, when the plan was first mooted, he had complained tetchily:’I do not wish my pictures to disappear to the land of the Yankees…’

p.190

There are of course reasons why it was Monet and not, for example, Cezanne who became so desirable in the late 1880s. His pictures were less difficult, and buyers did not need to believe in the artist as they did with Cezanne. Soothing and beatiful, Monet’s landscapes were seen as truly French.

p.199

During the 1970s and 1980s the house and gardens [at Givenry] were restored at immense expense by a committee of Monet enthusiasts, mainly American.

p.211

Monet himself claimed ‘To me, the motif itself is an insignificant factor; whatI want to reproduce is what lies between the motif and me.’

p.249

In the 1860s and 1870s, calling a picture decorative would have implied that it was not a serious work of art. The aim of ‘decoration’ was not to teach or inform, but to provide pleasure. However, for the avant-garde and the fashionable picture-buying public of the 1890s ‘decorative’ had weightier implications – aesthetic purity and freedom from irrelevant concerns with politics, morality or subject matter generally.

p.255


Haystacks at Givenry
1885~1895

Britain and Germany had always made goods that were cheaper and perhaps sounder than those produced in France, but French products had traditionally been more stylish. By the end of the [nineteenth] century this no longer seemed to be the case. France’s rivals had set out to improve their wares through careful study.

p.258

‘I am a proud person, with a devilish self-esteem. I want to do better and I want these cathedrals to be very good’, as he wrote in immigration to an impatient Durand-Ruel.

p.260

By the late 1890s his age and eminence permitted him the great luxury of painting whatever he pleased; increasingly, his works were seen not as grainstacks or cathedrals or even landscapes but simply as ‘Monets’.

p.270

Houses of Parliament, Effect of Sunlight in the Fog
1904
Musee d’Orsay, Paris

The hotel’s promotional booklet actually described the foggy river views as a major advantage of the establishment, lauding ‘this soft London vapour which … melts the colours, softens the harsh protrusions and gives to buildings an air simultaneously mysterious and stylish.’ To transform polluted darkness into a tourist attraction is an impressive triumph of marketing. Monet was clearly not alone in his taste for fog.

p.270

The abolition of coal fires in the 1950s and the consequent cleaning up of London’s atmosphere has since transformed the winter air of the city, which now has seventy per cent more daylight in December than it did in Monet’s days.

p.273

The 40,000 francs spent annually on the garden was equivalent to the interest that accrued on his bank account over the same period.

p.281

‘The essense of motiff is the mirror of water whose appearance changes at every moment because areas of sky are reflected in it … The passing cloud, the freshening breeze, the seed which is poised and then falls, the wind which blows and suddenly drops, the light which dims and again brightens – all .. transform the colour and disturb the planes of water.’

p.288

The ‘oriental’ qualities of Monet’s water-lilies were often mentioned by visitors and reviewers, although in fact the flowers were African, not Asian hybrids.

p.289

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151026 water lilies 3

The Water-lilies
1904~1907

For the younger generation of painters, it was Cezanne rather than Monet who pointed the way forward. Monet’s interest in colour harmonies and the surface of the picture was replaced, in Cezanne, by an obsession with the structure of the objects depicted.

p.292

By 1900 Paris has become the undisputed capital of art. It retained this position for half a century until the global balance of power shifted irretrievably at the end of World War II and New York took the lead.

/home/users2/l/lustyffh/domains/sazykin ru/blog/wp content/uploads/2008/09/20151026 claude monet le grand canal

The Grand Canal and Santa Maria Della Salute

1908
Private Collection

In 1914 Clemenceau said to the artist, ‘Monet, you ought to hunt out a very rich Jew who would order your water-lilies as a decoration for his dining-room.’

p.297

From the original two panels the project swiftly grew to twelve and then nineteen, As the number of paintings grew, the cost soared; although the Water-lily panels were officially a gift, an extra clause was added to the Act of Donation stating that Women in the Garden would have to be bought by the state at the same time. The price-tag for this picture, at one time rejected, was 200,000 francs – an immense sum, further inflated by the fall of the franc.

p.314


Water-Lilies
1908
Musee Municipal Alphonse-Georges Poulain, Vernon

source

[further reading]
http://makingamark.blogspot.com/search/label/Monet



Publicity still from L’avventura(1960)

“An Antonioni film is understood not by listening to what the pepople say, although this may ofetn provide nuance and complexity, but by looking at where the people stand, what they touch, what they look at, and what looks at them… Not only is the landscape used to make general statements about the personalities of the people, but the more specific states of consciousness are expressed through particular locales. Where an event kates place will tell us more about the event, and its meaning of the people, than what the people say and do… The environment imposes itsef upon the sensibilities of the characters, influencing their behaviour. Background becomes foreground and foreground becomes background. Each inflects the other.”

Ted Perry & Rene Prieto

Continue reading